02 февраля 2017 19:03

Опасная работа: Porsche 935 K3

Оцените материал
(0 голосов)

 

Несмотря на то, что на фотографиях Porsche 935 выглядит огромным, в действительности он не больше 930 Turbo. И, особенно сравнивая его с современными машинами, он удивительно простой: а это вершина технологий 30 лет назад!

 

 

Аэродинамика ограничена классическим низким "носом" и огромным крылом сзади. Интерьер отличается от дорожных версий наличием дополнительных приборов и панелью переключателей справа от водителя. Все остальное — голый метал.

 

 

В наш век электроники сложно представить автомобиль, сражавшийся за победу в Ле-Мане таким: никаких настроек блокировки диффа, контроля тяги, кнопок "drink/radio/hybrid" и смешной опции "быстро обогнать" — за исключением опасного переключателя Turbo Boost.

 

 

У 935 K3 4 передачи, педаль сцепления и никаких подрулевых лепестков. Прекрасно. Играть со всем этим можно на точно таких же скоростях, что и современные машины — за 300 км/ч. Заглядывая внутрь, можно только представить, каково это, сидеть там в 24-часовых гонках, мча на пределе в дождь, в темноте, с постоянным резким запахом бензина.

 

 

Конкретно этот экземпляр — турбо-версия, сделанная под заказ в 1977 году. После аварии в 80-м переделана Кремером. Отличия K3 от "стандартного" 935 следующие: две турбины вместо одной, модифицированная подвеска, большие тормоза, "перевернутая" коробка передач для понижения центра тяжести, собственный аэродинамический обвес. Другими словами, изменений так много, что Porsche даже официально признавали K3 не заводским автомобилем.

 

 

По управляемости 935-й представляет собой самый экстремальный вариант классического Порше-стиля. Эти машины делали быстрыми на прямых, все равно все упиралось в шасси, которое переделывалось из дорожных автомобилей. По сути, его буквально перекручивало огромной мощностью и крутящим моментом, несмотря на стабилизаторы и прочие ухищрения. Porsche прекратило выпускать 935-е именно потому, что на тот момент не могли кардинально усовершенствовать шасси, без чего продавать их частникам было абсолютно бесчеловечно.